Юрий Павлович Генералов
–директор СПК ПЗ «Новый» с 1979 по 2009 г.

«ТОЛЬКО ТРУДОМ ЛЮБОЕ ДЕЛО КУЕТСЯ»

«С любовью к земле» Анатолий Огарков (член Союза писателей РФ) Киров 2001 год.

Время собирать камни

 

Когда подъезжаешь к Суне со стороны племзавода «Мухинский», то перед взором предстает замечательная панорама, в центре которой сверкающие купола реставрируемой Воскресенской церкви.

— Красота-то какая, — говорит сидящий за рулем машины Н. С. Ложкин. — Эти купола из соседнего Фаленского района даже хорошо видно, умели раньше люди места выбирать!

Церковь действительно впечатляет. Обласканные солнцем купола своим блеском не только отражают падающий с неба свет, они словно передают невидимыми лучами в души людей какую-то внутреннюю радость, окрыленную бодрость и веру в лучшую жизнь.

Находясь под этим впечатлением, я задаю первые вопросы директору СПК племзавод «Новый» Юрию Павловичу Генералову.

— Уникальный случай, Юрий Павлович, второго такого, на верное, нет в области: в восьмидесятых годах, будучи членом бюро райкома партии, Вы начали реставрировать церковь, разве не было противников?

— Случай действительно уникальный, потому что инициатором такого шага была... секретарь совхозного парткома Капитолина Ивановна Гребенкина. Помните ее? Так вот, Капитолина Ивановна примерно год ходила за мной: Юрий Павлович, давайте что-нибудь будем делать — такая красота на глазах разваливается.Она узнала, что в Кирове есть некий центр «Реставратор», который занимается этими работами. Я встретился с руководителем организации. Он приехал в село, все посмотрел, исследовал и через год была готова документация, за которую мы заплатили 60 тысяч рублей.

— Это в тех деньгах?

— Разумеется. На эту сумму в то время можно было купить 4 дизеля и один трактор Т-150. Делалось это открыто, с работниками хозяйства я советовался. Конечно, противники в любом деле найдутся, но какого-то противостояния, резких протестов — этого не было.

После принятия проекта начались непосредственно реставрационные работы, которые сначала мы оплачивали полностью, а затем, в рамках организации «Васнецовского кольца», нам помог бывший в то время глава областной администрации Василий Алексеевич Десятников. Таким образом, мы восстановили всю верхнюю часть церкви и подвальное помещение, в котором сегодня проводятся службы.

— Насколько я знаю, первоначально в здании церкви планировалось разместить музей истории поселка и племзавода.

— Да, действительно, был такой разговор, но в душе-то все равно хотелось, чтобы это здание служило своему прямому назначению. Кстати, музей наш расположился в одном из отремонтированных помещений церковного комплекса и благодаря усилиям замечательного энтузиаста, ветерана труда Елены Васильевны Чирковой, он стал своего рода визитной карточкой хозяйства.

Решение по восстановлению церкви принималось не спонтанно. Я очень много думал об этом и, если по совести, то по другому поступить не мог. Ведь эта церковь строилась для людей и на средства людей, наших дедушек и бабушек — не в переносном, а в прямом смысле. И сегодня видеть, как она продолжает на глазах разрушаться, ничего не предпринимая, по-моему, это все равно что быть участником самого разрушения.

...Ну изъездили бы мы эти тракторы, на смену им купили новые, а Храм — он на века, в него будут ходить наши внуки и правнуки. Восстанавливая его, мы как бы восстанавливаем связь времен: нашего прошлого и нашего будущего. Давно уже пришла пора собирать разбросанные камни. Их так много...

 

Начало больших перемен

 

— Юрий Павлович, верно ли я понял: Суна является Вашей малой родиной? Расскажите немного о себе.

— Родился я в одиннадцати километрах от Суны, в поселке Октябрьский. Там закончил школу, потом был техникум, работал заведующим автогаражом в хозяйстве, на других должностях. Когда уже трудился главным инженером, в 1979 году, меня назначили директором «Нового».

— Каким в то время был совхоз?

— По масштабам хозяйство было немаленькое, а вот по показателям являлось одним из самых отстающих в районе: надаивали по 2400 килограммов молока от коровы в год, привесы крупного рогатого скота составляли 400 граммов, невысокой была урожайность, можно сказать, отсутствовали дороги, остро не хватало рабочих рук, специалистов. Но постепенно мы начали исправлять положение.

— Я знаю, что люди Вам особенно поверили тогда, когда Вы основательно занялись строительством...

— А куда без строительства? Животноводческие помещения валились — все они были в деревянном исполнении, к фермам не подобраться, жилья более-менее приличного не было. Поэтому, только начав вставать на ноги, мы активно взялись перестраивать производственную базу — что-то ремонтировали, что-то ломали и строили заново, много сдавали жилья. Чтобы не быть голословным, скажу, что ежегодно в то время мы строили по одному коровнику и одному телятнику, плюс возводили объекты соцсферы — магазины и прочее. Скажем, в деревне Мусихи, которая была на грани бесперспективной, лет за десять мы построили школу, детский садик, клуб, магазин, стоянку, да в год по 4—6 квартир сдавали, а всего в то время ежегодно в нашем хозяйстве справляли новоселье от 15 до 20 семей. Построили 30 километров автомобильных дорог в гравийном исполнении..

— Вот тебе и застой!

— Застоем, как говорится, и не пахло. Строили только хозспособом. Бывало, в год одного цемента по тысяче тонн изводили, освоение доходило до миллиона рублей.

— Это же уровень ПМК — профессиональной строительной организации.

— Да, суммы расходовали большие, но без этого нам было не обойтись.

— Пусть не напрямую, а на подсознательном уровне, развернутое большое строительство различных объектов в совхозе ассоциировалось у людей со строительством новой жизни. Что Вы об этом думаете?

— Безусловно, Вы правы.

— Кто-то из работников совхоза за Вашими действиями наблюдал со стороны, кто-то старался поддерживать. Хотя, я знаю, что в первое время Вам пришлось самому работать за многих специалистов по причине их отсутствия, тем не менее всегда были единомышленники. Кого бы Вы назвали?

— Думаю, что в первую очередь нужно вспомнить добрым словом главного инженера Ивана Ивановича Чернядьева — толковый был специалист, грамотный, и с людьми умел работать. Жаль, рано ушел из жизни. Опорой в вопросах снабжения являлся Александр Андреевич Растегаев. Во многих делах помогали парторги Александр Сергеевич Вахрушев, а затем Капитолина Ивановна Гребенкина. Среди главных специалистов несомненно большой вклад в развитие растениеводства внесла Алевтина Васильевна Лимонова — совсем не случайно позднее ей было присвоено звание заслуженного агронома Российской Федерации. В перспективных вопросах я всегда советовался с главным экономистом Анастасией Владимировной Стародумовой и главным бухгалтером Елизаветой Васильевной Гостевой. Без этих людей мне пришлось бы значительно труднее.

 

И новую отрасль создали

 

— Что в племзаводе изменилось за последние годы? Вам, в отличие от других хозяйств, многое удалось сохранить, а что-то, наверное, не удалось и об этом жалеете...

— Мы ничего не потеряли, все сохранили. Кроме того, по многим позициям улучшили свои дела. Например, давно у меня была цель создать новую отрасль — свиноводство. Хотя здесь своя, более сложная, чем в работе с крупным рогатым скотом, специфика, тем не менее лет за пять-шесть мы добились определенных результатов. Сейчас практически выходим на рубеж в полторы тысячи свиней и к концу года планируем получить в этой отрасли около 90 тонн продукции.

— Давайте посмотрим результаты по другим отраслям.

— Пожалуйста. Молочное животноводство. Несколько лет назад мы прочно перешагнули пятитысячный рубеж, показатели по итогам последних лет колеблются, но незначительно: в 1998 году получили по 5530 килограммов молока от коровы, в прошлом — 5480, нынче ожидаем в среднем надоить от каждой коровы по 5600 килограммов молока. В целом валовое производство этой продукции увеличили в 2,5 раза. Такой рубеж нас устраивает, сегодня мы больше работаем над снижением себестоимости продукции — это очень важно. Если говорить по растениеводческой отрасли, то есть некоторые положительные моменты по улучшению работы с землей, с заброшенными лугами. Мы стабильно получаем необходимое количество кормов и зерновых культур. В этом году собрали по 19,6 центнера зерна с гектара, заготовили по 29,8 центнера кормовых единиц на одну условную голову скота — без учета зернофуража.

— Это одни из лучших в районе показатели, кроме того, у Вас самая высокая рентабельность — 87 процентов. В области найдется очень мало хозяйств, которые работают с такой эффективностью. С этим Вас можно поздравить!..

— Не одного меня, весь коллектив работал на эти показатели. Очень многое делают специалисты — мои первые помощники. Это агрономическая служба во главе с Галиной Константиновной Мосуновой, ей помогают такие грамотные агрономы, как Т. И. Черемискина и Р. А. Кочкина. Не могу не назвать инженерную службу, которой руководит Валерий Иванович Стрелков, вместе с ним в одной команде успешно работают автомеханик С. И. Мосунов, зав. машинным двором А. С. Чирков, зав. мехмастерской М. И. Шастин. Все силы отдают работе управляющие А. Г. Возженников, М. Р. Мошонкин, экономист Т. И. Суходоева, главный ветврач Т. М. Чиркова. Большую я чувствую поддержку, особенно во время важных сельхозкампаний, со стороны председателя профсоюзного комитета Анфисы Ивановны Возженниковой.

Если говорить о рядовых тружениках, то я хотел бы отметить, что у нас в хозяйстве люди работают очень надежно и нет, как это нередко бывает, огромной разницы между показателями передовиков и тех, кто замыкает сводку. Но лучших все-таки хочется отметить. В первую очередь надо назвать ветеранов труда — механизаторов Геннадия Николаевича Хлыбова, Василия Ивановича Нелюбина, Геннадия Николаевича Захарина. Последний после выхода на заслуженный отдых долгое время был бессменным председателем совета ветеранов. Как ни вспомнить наших замечательных животноводов, чьи имена были у всех на устах. Это доярки Галина Михайловна Подлевских, Алевтина Егоровна Стародумова, Тамара Гавриловна Чиркова, телятницы Елена Агафоновна Емандыкова, Клавдия Александровна Чувашева и многие другие. Сегодня добиваются больших успехов Любовь Егоровна Кремлева и Светлана Витальевна Якимова, получившие только за 9 месяцев этого года без малого по 5000 килограммов молока от коровы, три года одерживает первое место по надоям Капитолина Владимировна Перминова, в 1998 году она получила от своих подопечных по 6536 килограммов молока — это рекордный результат, надеюсь, что нынче он будет побит; телятницы Нина Ивановна Лобанова, Нина Николаевна Сайдакова и Светлана Васильевна Поплаухина, заслуженный работник сельского хозяйства бригадир животноводства Зоя Николаевна Лимонова; комбайнеры Виктор Семенович Мусихин, Валерий Сергеевич Головин и Петр Иванович Лобанов, лучшие трактористы Василий Валентинович Суслов, Юрий Иванович Масленников, Сергей Иванович Клепов — на К-700, на ДТ-75 отличились Вениамин Георгиевич Михалкин и Николай Алексеевич Баюнов, среди водителей наивысшие результаты у Геннадия Егоровича Лимонова, Анатолия Игнатьевича Лобанова, Александра Африкановича Стародумова и Анатолия Николаевича Зяблицева. Надо сказать, что у нас много трудовых династий, таких, как отец и сын Чирковы — Владимир Леонтьевич и Алексей Владимирович. Это очень надежные механизаторы, безотказные работники. В. Л. Чирков носит почетное звание заслуженного механизатора сельского хозяйства.

 

Непредсказуемость — сущность физическая

 

— Вы отметили, Юрий Павлович, что хозяйство за последние десять лет решительно ничего не потеряло, тогда я задам этот же вопрос, но немного по-другому: когда Вам труднее работалось?

— Раньше, конечно, легче было. Физически тяжело все давалось, но всегда работал с настроением. Можно было 20 часов в сутки трудиться — и все с песней!

— Это как — в образном понимании?

— Нет — в прямом. Идешь на работу и песню напеваешь, с работы уходишь — с тем же настроением.

— Так все идеально складывалось?

— Я же сказал, что физически было очень тяжело. Например, головную боль составляли поиски стройматериалов. Я пол-Удмуртии изъездил в поисках кирпича, привозил по 13 вагонов пиломатериала из Мурашей в обмен на нашу продукцию и так далее. Но такая ситуация не была неожиданностью, мы знали ее и заранее настраивались на нелегкое решение этих проблем. То есть в то время и негативные, и позитивные моменты в нашей работе были прогнозируемы, а потому мы чувствовали стабильность и могли планировать дела на полгода, год и более вперед. Сегодня же далеко уже не заглядываешь.

— Если в то время, выходит, можно было существовать довольно безбедно любому колхозу, совхозу, то откуда появлялись хозяйства-дармоеды, живущие за государственный счет?

— Дармоедов растило само государство своей неправильной экономической политикой в некоторых вопросах. Скажем, у нашего хозяйства молоко покупалось по 30 копеек за килограмм, а у некоторых других по 50, 70 копеек и даже по рублю. Применялись так называемые дифференцированные цены. Зачем стремиться хорошо работать, когда можно не напрягаясь иметь почти те же деньги? Так многие и жили. За счет нас их содержали.

— Но Вы выжили, а они один за другим разваливаются.

— Я и говорю, вред был в первую очередь для тех хозяйств, которым создавали тепличные условия — это их расхолаживало, а нас, наоборот, стимулировало работать лучше. Когда условия у всех сравнялись, они оказались абсолютно недееспособными.

— Ну хорошо, а что же им сегодня делать, проситься, чтобы кто-то взял под свое крыло, но ведь не у всех есть такие крупные соседи, как у бывших колхозов «Восход» и «Дружба»? Давайте создадим собирательный образ современного отстающего хозяйства и сравним его с вашим племзаводом, или второй вариант — на примере того, как вы поднимали «Новый», дайте несколько рекомендаций тем, кто сегодня не может сам себя прокормить.

— Конечно, это нонсенс: жить на земле и не суметь себя прокормить... Для меня, конечно же, проще рассказать о том, с чего мы начинали и благодаря чему год от года увеличивали все показатели.

Первое главное условие: кадровая политика. Надо знать кого ставить во главе коллектива, учитывать сильные и слабые стороны, а также то, как человек проявил себя на прежнем месте работы. Это очень важно! Ну, допустим, человек подобрался с серьезными намерениями, искренне хочет вывести хозяйство из кризиса. Тогда ему надо в первую очередь начать с укрепления трудовой дисциплины. Это в любое время стоит на первом месте! Думаю, что хуже, чем было у нас, навряд ли сегодня возможно: не было большинства специалистов, три группы коров вообще оказались без доярок, у других трех групп — доярки пьянствовали. Мы вынуждены были составить график и работники конторы сами ходили кормить и доить коров. А затем я стал пьяниц и лодырей увольнять. Некоторые, почувствовав серьезный спрос, сами ушли в другие хозяйства, где было вольготнее. Их место заняли трудолюбивые работники.

Когда дела пошли в гору, людям самим понравился порядок, постепенно появились специалисты. По итогам первого же года работы выросли все показатели.

После укрепления дисциплины сразу возник второй вопрос — нужна какая-то специализация и новая система ведения хозяйства. В передовых коллективах уже была отработана поточно-цеховая система животноводства. Применили ее элементы, и за счет этого результаты еще улучшились. Мы многое перепробовали: от чего-то со временем отказались, что-то используем до сих пор. Скажем, раз и навсегда перешли на трехразовую дойку, а вот двухсменку — может, это не показательно — через некоторое время вновь заменили испытанным методом, закреплением доярочек за группами, потому как начала теряться продуктивность и животноводы меньше стали зарабатывать...

С самого первого года мы много внимания уделяем селекционно-племенному делу, механизации труда животноводов. Работали на технологию — внедрили, в частности, молокопроводы. Большим подспорьем было то, что буквально со второго года моей работы — с 1980-го, мы начали строить летние лагеря, в которых тоже есть вся механизация — и молокопровод, и навозоудаление, и привязь и прочее. У нас и сейчас все дойное стадо начиная с 1 июня и почти до октября находится в летних лагерях. Здесь много преимуществ: в это время «отдыхают» и ремонтируются дворы, коровы приближены к пастбищам.

Казалось, я Америки не открыл, но факт остается фактом: благодаря всему тому, что перечислил, у нас резко увеличились показатели, прибавка надоя молока от коровы за год вырастала на 650— 700 килограммов — Вы можете себе это представить!

— Давайте подытожим сказанное. Выходит, успеха можно добиться даже отстающему хозяйству, если: правильно подойти к подбору кадров, установить диктатуру трудовой и технологической дисциплины, разумно — не слепо копируя других! — внедрять передовые методы развития отраслей.

— Совершенно верно!

— Но, на мой взгляд, Вы упустили очень важное направление в своей работе, на которое, возможно, специально не уделяли внимания — а другим как раз оно может очень сильно пригодиться. Я имею в виду работу с людьми и если хотите — гласность в работе! Мне приходилось в то время бывать у Вас на собраниях и я помню, как Вы терпеливо объясняли животноводам свои действия в том или ином направлении, прямо указывали на недостатки в их работе, к чему они приводят и так далее. Это, на мой взгляд, тоже очень важно. Сегодня Вы так же работаете с людьми или уже все давно отработано и движется само по себе?

— Сам по себе, без участия руководителя, рабочий процесс вполне может двигаться, только направление этого движения будет совершенно непредсказуемым... Да, Вы правы, с людьми надо работать, может, это даже важнее любых технологий. Не повернешь на свою сторону коллектив — кричи «пропало», ничего тебе не добиться. Поэтому, я считаю и всегда говорил, что руководитель все основное время должен проводить в хозяйстве. И слишком активно, буквально в каждый момент трудового процесса, неразумно вмешиваться — есть специалисты, и в то же время на самотек все пускать также опасно. Должна быть и здесь золотая середина, руководителю надо научиться чувствовать меру необходимости своего участия в любом деле. Скажем, если раньше я каждый день ходил на фермы, то сегодня мне достаточно побывать один раз в неделю. Мне этого хватит, чтобы поговорить с людьми, выслушать всех, своими глазами увидеть обстановку, сделать выводы, дать указания специалистам.

— Мы с Вами беседуем в конце рабочего дня, а сегодня вообще-то у вас был День животновода. Как он прошел? Какие Вам задавали люди вопросы, что Вы им объясняли в этот раз?

— (Улыбается). Как и везде — задавали вопрос о повышении заработной платы.

— Сколько она составляет и есть ли задолженность?

— За все это лихое время, не помню в каком году, мы лишь однажды задержали зарплату на два месяца. А так платим день в

день. В данный момент средняя зарплата по совхозу составляет 1142 рубля.

— На селе далеко не самая низкая — скажем так, но человеку всегда хочется большего. Что же Вы ответили животноводам?

— Я сказал, что если вас уровень зарплаты не устраивает, повышайте ее себе — давайте больше продукции и фонд ее возрастет. Для этого все есть: животноводческие помещения у нас все кирпичные, корма в достатке — неплохого качества, оборудование хорошее — дело за вами! Только трудом любое дело куется. А если повышать уровень зарплаты за счет укрепления материальной базы, скажем, не покупать технику, то завтра и столько получать не будете, потому что появятся другие проблемы: с кормами и так далее. Источники надо искать в другом месте. Допустим, никто не сокрушается, если понижаются за какой-то период привесы КРС, допустим, на 40 граммов. Кажется, это мелочь: подумаешь — сорок граммов, ничего не значат. Но за год из-за этой маленькой цифры хозяйство недополучит уже 500000 рублей — вот где деньги надо считать!

— И Вы думаете, что люди Вас поняли?

— Они ведь не глупые — все понимают. И я их, в свою очередь, очень хорошо понимаю. Жить сегодня непросто. Все очень дорого. Многое мы себе, как крестьяне за рубежом, позволить не можем. Государственная политика не та. Надеюсь, что пока...

— Выходит, что Вы сегодня уже не с песней идете на работу, а тем более после нее?

— Нет, конечно, сегодня не до песен. Непредсказуемости много — во всем. Поёшь ведь тогда, когда доволен сегодняшним днем и простор перед собой видишь. Иногда выдастся день очень удачный — и запел бы, да эта непредсказуемость, как физическая сущность, заслоняет собой всю панораму будущего: не знаешь, то ли цены еще на топливо повысят, то ли налоги новые введут... И ты опять замыкаешься. Нет, не поется сегодня!

 

Из дальних странствий возвратись

 

— Я знаю, что Вы стараетесь больше находиться в племзаводе, чтобы непосредственно влиять на производство. Но тем не менее не замыкаетесь в себе, иногда совершаете поездки в передовые российские хозяйства, были, насколько мне известно, в Финляндии и Чехии. «За морем житье не худо?»

— С Финляндией вообще сравнения нет... Только одно могу сказать, наши животноводы и полеводы работают ничуть не меньше их. Другое дело — культура производства, условия и прочее.

С Чехией сложнее. В прошлые времена в этой стране, как и в соседней Венгрии, было самое высокоэффективное сельскохозяйственное производство — даже по европейским стандартам, они в этом отношении по праву считались лидерами среди стран Совета экономической взаимопомощи. А после своего рода перестройки государство полностью бросило село на произвол судьбы. Доходило до того, что, наряду с другой продукцией, Чехия начинала завозить даже морковь. Около пяти лет люди были в полном разброде.

Но, к счастью, правительство страны довольно быстро спохватилось и создало такие экономические условия, которые стимулируют рост производства. Хотя у них госхозы развалились, зато госимущество все сохранилось и на его базе начали создавать кооперативы.

— Что из себя представляют сегодняшние чешские кооперативы, расскажите о них хотя бы на примере одного?

— На меня большое впечатление произвел кооператив, в котором содержится 6000 голов свиней, 400 коров, обрабатывается 1250 гектаров земли. Средний удой от коровы составляет 7400 килограммов молока в год. И работает в кооперативе — сколько бы Вы думали? — всего 40 человек. Но работают, дай боже, всем бы так работать! Конечно, у них несколько другие условия: более совершенные технологии, все автоматизировано, оборудование — с иголочки. Но все равно, как бы там ни было, работу выполняют все-таки люди.

— Как сегодня их поддерживает государство?

— Предоставляет очень выгодные долговременные ссуды. Скажем, кооперативу под конкретный проект даются деньги и он их должен вернуть в течение определенного количества лет — под очень маленькие проценты. Человек встает на ноги, возвращает ссуду, производит продукцию, платит налоги — все разумно. Кроме того, в Чехии селянам отпускаются горюче-смазочные материалы по более низким ценам, чем другим. У нас ведь когда-то было так же.

В Финляндии вообще государство доплачивает крестьянину за каждый обработанный гектар земли, за каждую произведенную единицу продукции. Я подсчитал, если бы к нам было такое отношение, то мы бы не только имели самые современные технологии и технику, а могли бы без участия государства полностью содержать школу, детсад и прочее.

— Но к чему такие льготы: сельское хозяйство — то же производство и отношение со стороны государства к нему не должно быть особым! Согласитесь, многие так думают. Что Вы им скажете?

— Есть такое понятие — безопасность страны, которое, помимо незыблемости границ и прочего, включает в себя безопасность здоровья граждан, здоровья нации. Здесь решающую роль играет продовольственная безопасность. Думаете, случайно у нас смертность так быстро и так резко превысила рождаемость? Я уверен, что не последнюю роль в этом сыграл факт нарушения «границ» продовольственной безопасности. Помните, после того, как разрушили сельское хозяйство, Гайдар цинично заявил о том, что стране невыгодно поднимать российского сельхозпроизводителя, выгоднее ввозить продукты из-за границы. Он тогда совершенно не учитывал государственные интересы, ведь в любой развитой стране государство допускает ввоз импортного продовольствия лишь до определенного процента от общего объема продукции, потребляемой в стране. Кроме политического аспекта, можно потерять независимость в решении как международных, так и ключевых внутренних вопросов — существует и проблема качества. Очень часто везут за границу то, что самим не нужно. Кроме того, продукты имеют свойство портиться, поэтому придумывают всякие ухищренные способы, чтобы дольше сохранить их товарный вид. И далеко не все они безопасны для здоровья.

На эту тему можно говорить долго, думаю, что любой разумный человек, патриот своей страны, все уже понял, и его давно не притягивают яркие упаковки импортных продуктов питания.

— Юрий Павлович, чешские кооперативы можно ли сравнить с нашими бывшими колхозами?

— Принцип работы такой же. В их основе коллективный труд. Только они работают на себя. Если мы привыкли, что колхоз большой и один человек в нем мало значит, то там буквально каждый работник имеет вполне конкретные обязанности, от каждого зависит конечный результат. Нерадивому человеку в таком коллективе нет места, он в их систему просто не впишется.

— В каких российских крупных хозяйствах Вы бывали, что у них переняли?

— Я на Брянщине был, все Подмосковье объездил, у знаменитого Стародубцева смотрел производство. Везде есть много хорошего, всегда что-нибудь полезное берешь для себя. Я сделал вывод: те хозяйства, которые в прежние годы сумели хорошо развиться, они и сегодня добиваются неплохих результатов.

— И вот, возвратись из дальних странствий, что бы Вы хотели, чтобы изменилось в нашей стране в отношении сельского хозяйства?

— Я реалист. Та политика в отношении села, которая существует за рубежом, нам еще долго будет недоступна. Но разумные шаги от правительства, не требующие дополнительных затрат, думаю, мы вправе ожидать.

— Например?

— Чтобы существовал паритет цен. Пока больше ничего и не надо. Должен быть принят раз и навсегда закон, регулирующий этот вопрос. Если будут регулироваться цены на нашу продукцию в соответствии с изменением цен на те внешние составляющие, из которых складывается ее себестоимость, то мы будем работать гораздо успешнее.

 

Чтобы будущее было достойным

 

— Кто из российских политиков, если брать последние годы, больше других помог селянам?

— Вне сомнений — Евгений Максимович Примаков. В то время долго сдерживались цены на горючее. А на некоторую нашу продукцию закупочные цены повысились. То есть был сделан первый шаг к паритету. Благодаря исключительно политике Примакова селяне тогда впервые за многие годы вздохнули облегченно.

— Вы питали надежду, что эта тенденция сохранится?

— Хотелось верить, но позитивные потуги Евгения Максимовича резко оборвал Ельцин. Конечно, Примаков — последовательный человек, он пошел бы дальше. Но все равно то, что он сделал, еще длительный период времени сказывалось положительно на нашей работе.

— Сегодня правительство тоже нет-нет, да и заявит о поддержке отечественного сельхозпроизводителя. Одно это уже радует. Как сказались на показателях работы засухи последних лет?

— Снизилась урожайность, но не до такой степени, чтобы иметь убытки. У нас все отрасли рентабельные. От реализации продукции мы за 9 месяцев этого года получили почти 20 миллионов рублей, прибыль составила 9,5 миллиона.

— И куда Вы эти деньги потратили?

— Часть средств ушла на расширение производственной базы. Мы построили новый коровник, один — капитально отремонтировали, провели ремонтные работы на других объектах. А самое главное, купили 6 тракторов — 3 гусеничных и 3 колесных, в лизинг взяли комбайн, приобрели много животноводческого оборудования, строим пять одноквартирных домов, капитально отремонтировали стоянку в деревне Мусихи, на свинофермах все полы залили бетоном, сделали немало другой работы. И результаты были бы еще лучше, если бы не подорожание ГСМ, на которые потратили более 4,5 миллиона рублей. Если бы у нас не было запасов топлива на весеннюю посевную кампанию, которого хватило на половину уборки, то эта цифра была бы значительно выше.

— А как с налогами?

— Мы предпочитаем, согласно телерекламе, спать спокойно. В первую очередь перечисляем все налоги, выплачиваем зарплату, а потом уже занимаемся всем остальным. Это не дань моде и не реакция на известную телерекламу — так мы поступали всегда.

— Насколько название хозяйства отвечает его сущности?

— Мы не гонимся за модой, но по мере потребности всегда что-то новое применяем в работе. Пусть это уже не новинка, нынче специально построили коровник — чтобы сделать по-настоящему контрольный двор для направленного выращивания нетелей, приобрели дернинную сеялку СКД-2,8 — чтобы производить улучшение наших пастбищ. Меняем часть зерноочистительных машин. Что касается зоотехнических вопросов, то при кормлении используем все необходимые полезные добавки и примеси. Здесь главная задача, я считаю, заключается в том, чтобы не сделать ничего лишнего и обязательно сделать то, что необходимо.

— Юрий Павлович, Вы являетесь почетным гражданином Зуевского района, депутатом Кировской областной думы. Если первый титул ни к чему не обязывает, то на депутатском посту Вам приходится, видимо, нелегко, так как свои интересы в Думе яро отстаивают и производственники, и бюджетники, и депутаты от других групп избирателей.

— Я с Вами не согласен. Звание почетного гражданина района обязывает, во-первых, хотя бы соответствовать ему, а второе — что-то предпринимать для улучшения жизни земляков. Могу с чистой совестью признаться, я делаю в этом направлении все, что в моих силах.

Что касается второй части вопроса, то нас в Думе 22 депутата-аграрника, и мы во всем находим поддержку у депутатов-производственников. Конечно, у области возможности невелики, но по крайней мере ассигнования на нужды сельского хозяйства увеличиваются ежегодно. Правда, мы воюем, чтобы они были хотя бы немножко побольше... Но что поделаешь, реалии сегодняшнего дня откладывают свой отпечаток. Что касается текущей работы в Думе, то я состою в самой большой комиссии — экономической, в рамках ее работы в первую очередь выражаю интересы своих избирателей.

— Бесспорно, Юрий Павлович, Вы являетесь большим авторитетом среди руководителей сельскохозяйственных предприятий, а перед кем из именитых аграриев прошлого и настоящего сами готовы склонить голову?

— Мне всегда везло на своих, как говорится, старших товарищей. С особой теплотой в сердце вспоминаю совместную работу с руководителями племзавода «Мухинский» Анатолием Ивановичем Сивковым и Валентиной Сергеевной Казаковой. Они многое сделали для развития хозяйства. Хорошо был знаком с Героем Социалистического Труда председателем колхоза имени Дзержинского (ныне СПК «Мухино») Александром Харитоновичем Кормщиковым, многому можно было у него поучиться. Как ни вспомнить легендарную личность, председателя колхоза «Заря» Василия Карповича Семушина! В колхозе «Родина» долгое время председательствовал старичок — по тогдашним моим понятиям — Сергей Павлович Чураков. Почти лучшее хозяйство было! С ним считались, в Пасынки за опытом ездили... Тогда, смотрите, и совхоз «Сезеневский» в передовиках ходил — только одних работающих было 470 человек! С большим уважением и почтением я отношусь к дважды Герою Социалистического Труда Александру Дмитриевичу Червякову — поистине от земли человек и все заслуги его, как сказал поэт, «аршином общим не измерить»... В общем, и раньше было перед кем снять шляпу и сегодня, слава богу, такие люди имеются.

— Надо сказать, что руководители, которых Вы вспомнили, оставили после себя не только добрые дела, они взрастили достойную смену. А кем из молодых работников племзавода «Новый» Вы гордитесь?

— У нас много молодежи. Раньше ежегодно процентов девяносто оставалось в хозяйстве выпускников, сегодня наполовину меньше. Многие идут учиться — мы это только приветствуем, почти все парни возвращаются к нам из армии. Как правило, идут по стопам отцов, становятся механизаторами.

— Значит, хоть что-то в мире меняется в лучшую сторону. Я имею в виду самое старое на планете письмо — папирус Присса, которому около 6 тысяч лет. Еще в нем утверждалось, что дети пошли уже не те...

— Я могу много привести примеров преемственности поколений. У нас, скажем, есть семья Лимоновых, в которой 9 детей и все растут достойными. Старшие давно определились: Александр и Сергей — отличные механизаторы, Николай работает токарем, Михаил учится на техника-механика. Все они отличные работники, любят землю, родное село, у старших уже растут свои дети и никуда они уезжать не собираются. 5716 килограммов молока от коровы надоила в прошлом году молодая доярка Елена Широкова, нынче результат ожидается не ниже. Девушка хочет профессионально расти, собирается учиться на техника-осеменатора. Что ж, только можно сказать — в добрый путь! Кстати, брат у Лены, Андрей Кочкин, не так давно вернулся из армии и пришел в хозяйство работать механизатором. Отзывы о нем хорошие. Больших успехов добиваются братья-водители Геннадий и Виктор Лимоновы, их родные сестры являются передовыми животноводами — это уже названная выше доярка Любовь Кремлева и телятница Елена Михалкина. Отлично работают тракторист Юрий Широков, сварщик Андрей Стрелков и многие-многие другие. Кстати, чьи имена я только что назвал — это все выпускники нашей Сунской школы. Мне хочется от всей души поблагодарить родителей и коллектив учителей за хорошее воспитание ребят.

— Что ж, а мне остается только сделать логическое заключение: если у племзавода «Новый» есть достойная смена, значит, его ожидает и достойное будущее.

Интересная статья? Поделись ей с другими: