СПК ПЗ «Новый» статус Племенного завода получил в 1994 году. История создания предприятия началась в 1929 году с образованием коммуны «Труженик», в нее вошли часть жителей окружающих деревень. Коммуна просуществовала до 1933 года, в этом же году она была реорганизована в колхоз «Труженик». В 1954 году реорганизовался в колхоз «Правда». В апреле 1960 года колхоз «Правда» был присоединен к госплемзаводу «Мухинский» и был отделением этого хозяйства 4 года. В 1964 году в результате разъединения с ГПЗ «Мухинский» был создан совхоз «Новый». В 1983 году предприятию был присвоен статус племенного совхоза. Хозяйство стало рентабельным, что позволило укрепить материально-техническую базу, отстроить социальную сферу, улучшить транспортные подъезды.

СПК ПЗ «Новый» производит и реализует в районе 19% молока и более 11% мяса. В рейтинге сельскохозяйственных предприятий области за 2008 год по экономическим показателям СПК ПЗ «Новый» занимал 18 место, по производству зерна – 15 место, по производству молока – 10 место, по производству мяса – 12 место.

Основные виды деятельности:

  1. производство сельскохозяйственной продукции, ее переработка и реализация;
  2. производство кормов для собственного потребления;
  3. оказание платных услуг населению.

Судьба-судьбинушка...

 

Как вытерпели, выжили...

Речь, конечно, прежде всего, о женщинах, о простых русских крестьянских бабах, которые работали не покладая рук там, куда пошлют, делали то, что прикажут. И детей растили, отдавая им последнее, - лишь бы выжили, сохранить бы только! Письма с фронта читали всей деревней: летом - на завалинке, и с лучиной - зимними вечерами; голосили над похоронками, плакали ночами в подушку, а утром снова работа, бесконечные хлопоты и заботы, думы о тех, кто там, на фронте, молитвы шепотом - лишь бы Бог спас, лишь бы вернулись оттуда мужики, а там уж все наладится...                        Не жалела, не берегла их жизнь. Отработали, отмучились, слез выплакали и горя хлебнули и за детей, и за внуков своих мерой полной. Многие девушки и женщины военных лет работали на заготовке леса. На такие работы направляли как по мобилизации. Больше брали молодых, несемейных. Кто отказывался или пытался уклониться, отправляли на сборные пункты с сопровождающими, почти под конвоем. А условия жизни там, в лесных бараках, трудно сейчас назвать человеческими. На работе они обязаны выполнить норму "кровь из носу", а отдохнуть невозможно: зимой заедали вши, летом добавлялись комары. Одна из женщин, прошедших через все это, рассказывает: "Не только спать, работать нельзя было из-за этих кровососов. Приходилось уходить с посторонних глаз, раздеваться на морозе и протряхивать всю одежду и белье. Так ведь серо на снегу делается. Вот их сколько было... Да и негде там помыться или постирать. А в жилье за ночь еще больше набьется. Летом в барак столько комаров налетит - дышать невозможно, кишит ими. Так ведь сначала траву нажжем, для дыма это, тогда они меньше грызут. Вот сколько-то и поспишь. Только дым быстро выходил, снова надо было дымить..." Работу делали разную: от валки деревьев и обрубки сучьев до вязки плотов и погрузки леса в вагоны. Это уж кому что выпадет. Кормили кое-как, нормы хлеба были малы, а работать надо. Когда становилось совсем невмоготу, сбегали некоторые, но сложно это было. Милиция на дорогах дежурила, километров за 20 от лесозаготовок посты стояли. Отлавливали беглянок и обратно возвращали. Но иногда удавалось уйти. Однажды несколько девчат укрылись в розвальнях сеном и проехали все посты, не двигаясь - получилось! Только потом встать не могли - отморозили ноги за этот путь. Многие сунские девчата хлебнули горя-лиха на тех лесозаготовках, отработав там помногу зим, а некоторые и лет. Среди них Н.Т. Суслова, Е.Е. Чиркова, Т.А. Мамаева, Л.А. Мамаева, А.Н. Пинегина, О.В. Овсянникова, да всех не перечислишь, это только часть из ныне живущих в с. Суна. А кроме лесозаготовок еще работали на строительстве запасных аэродромов (около с. Коса и п. Фаленки). В.М. Комарова (тогда Токарева) попала на торфоразработки девчонкой в 15 лет и работала там 2 года, а потом восемь долгих военных и уже послевоенных зим - в лесу. Без слез те годы женщины вспоминать не могут.

"Мешок на спину и шлепаешь лаптями по грязи"

Л.А. Мамаева рассказывает: "По весне лошади в колхозе настолько ослабли - на ногах не держались, не то чтоб еще плуг таскать. Так пахали на быках, а иногда на себе...Вчетвером как раз плуг по силам, а пятая за плугом идет. Менялись, правда, чтоб полегче. А вот втроем тяжело, отдыхали часто. Так опять вечером наругают, если мало напашем..." Носили бабы и девки зерно из Зуевки в самую распутицу, нечем сеять было. А путь неблизкий - больше 40 километров. "Привяжешь мешок за спину, как рюкзак, и шлепаешь лаптями по грязи - продолжает рассказ тетя Лида. - Главное - через речки разбухшие перебраться да сильно не промокнуть. И ночевали в пути не раз. Как то не пустили на ночлег в одной деревне, так на завалинке сколь-то подремали и дальше пошли... " Комментарии к такому рассказу вряд ли нужны.

О технике знали не понаслышке.

Однажды подростками возились мы с мотоциклом стареньким среди улицы. Заглох и не заводится, черт! Шла мимо бабушка Агнюша,остановилась и вдруг говорит: "Зажиганье надо регулировать, иначе не заведете". От такой компетентности раскрыли мы рты. А просто все оказалось: многие женщины, в том числе и Агния Яковлевна Лумпова во время войны (и после нее уже) работали на тракторах и знали азбуку техники не понаслышке, потому как учили ее не в теплых классах, а в поле, да на проселочных дорогах, и не по учебникам да плакатам, а на практике - с гаечным ключом да кувалдой в руках. Оценки за знания им ставила военная пора бессонными ночами да обмороженными о железо руками. Потому навыки усваивались крепко. Не было ведь ни теплых мастерских, ни спецов по обслуживанию, да и техника не та, что нынче. После каждой смены надо подтяжку вкладышей сделать, а что это - знающий поймет. Халатность не допускалась, тогда и отвечали за нее по полной программе. Работали трактористками из Суны и ближних деревень А. Чиркова, О.Н. Мельникова, Е.Г. Скорнякова, А.П. Лимонова, тК.С. Кощеева и другие. Вспоминают с большим уважением старики А.И. Лялину из д. Мальшаки. Классная была трактористка, технику знала "от" и "до", и женщина боевая: не раздумывая, она могла послать на известное число букв райкомовского агитатора "со своей политикой", когда трактор спешно надо было чинить. Могла одной рукой отшвырнуть от заводной ручки нерадивого мужика, который не мог запустить дизель, и с пол- оборота делала это сама...

С.Г. Чирков

 

С Днем Победы!

Новости

Дорогие друзья!

Примите искренние поздравления с великим праздником - Днем Победы! Сегодня, в мирное время, мы чтим и помним тех, благодаря которым мы можем спокойно трудиться, радоваться жизни и воспитывать наших детей! Благодаря им, нашим героям, отдавшим все силы для Победы, мы строим планы на будущее и можем спокойно думать о завтрашнем дне.

Пусть небо ваше чистым будет,

Не гаснет радостей звезда,

И грохот танков и орудий

Уйдет из жизни навсегда.

 


В нашем селе праздник начался с торжественного шествия к памятнику:

 

 

 

 

 

 

 

Смотр строя и песни учащихся Сунской школы:

 

 

 

 

 

 


   

И каждый все-таки надеялся дожить...

Новости

И пусть не думают, что мертвые не слышат, когда о них потомки говорят.

Н. Майоров

Все дальше в прошлое уходит Победа, все меньше на земле тех, кто сделал ее возможной. А что стоит она, какой крови, пота и слез, никто нам не скажет - неизмеримы они. И скорбь, и горе - безмерны. Мы босоногими сорванцами запомнили примету послевоенную (а ведь с Победы тогда уже 20 лет прокатило) - множество калек и инвалидов, без рук, без ног, со страшными шрамами, с костылями и протезами, с обезображенными лицами, слепых, глухих - Господи, что война натворила! На родителей нашего поколения обрушилось все это, и заплатили они за Победу цену чересчур высокую.

Земляки - фронтовики.

Шумные деревенские улицы (а почти в каждом доме детей было от 5 до 10) первых послевоенных десятилетий многое помнят. Собирались мужики тихими летними вечерами на какой-нибудь длинной лавке или коновязи у одной из изб (у телевизоров не сидели - не было их), курили самокрутки, шутили, смеялись, засиживались до потемок. Для нас, пацанов, это были праздники души. Сидели мы всегда где-то рядом, молчком, жадно слушая рассказы о войне. И всегда нас поражала скромность ветеранов. Тогда еще и слово-то это редко звучало, а говорили просто - фронтовики. И этим все сказано. А было большинству из них, как нам сейчас, под сорок, да чуть больше. О себе каждый рассказывал редко, хвалиться своими подвигами было не принято. Остры и солоны в таких случаях шутки. Говорили о командирах, оружии, технике, о других странах, ведь они действительно "пол-Европы прошагали". Иногда средь разговора зависала пауза, и никто не спешил ее прервать. Потрескивали в затяжках цигарки, тихо поднимался дымок, и каждый думал о своем. Как будто боялись спугнуть тишину и берегли ее. Слушая сейчас с экранов телевизоров ветеранов, увешанных наградами от плеч до пояса, рассказывающих о своих подвигах, невольно вспоминаешь земляков, прошедших войну. Эти простые рядовые труженики войны почти не надевали в те годы орденов и медалей, будто стеснялись их. А ведь у многих награды получены еще в первую половину войны, когда по словам одного из писателей, "их еще на передовую мешками не возили". А вот, поди ж ты, не принято было. В канун нынешнего праздника великого - Дня Победы, хотелось бы рассказать о некоторых из своих земляков - ветеранов войны.

1985 год.

В первую очередь - солдат, а уж потом умелец на все руки.

Семен Максимович Пинегин был человек веселый, разговорчивый, на селе уважаемый за доброту, смекалку, золотые руки. Он умел делать все: кузнец славный на всю округу, а из дерева мог сделать от веретена до самых сложных столярных изделий; валенки катал, как игрушечки... До сих пор восхищаются старики велосипедом, который сделал он сам - от начала до конца, с деревянными колесами на спицах точеных, да и в ходу, говорят, уж больно легок был тот велосипед. Помнится, как показывал дядя Семен свои фронтовые фотографии и боевые награды. С фото смотрел на нас бравый красавец военный, и недоверчиво смотрели мы на него, на его страшные шрамы на лице. "Что, не похож? - с грустной улыбкой спрашивал он. - А вот, брат, как порой война солдата переделывает..." "А ордена за что?" - не унимались мы. Семен Максимович, думая о чем-то своем, тихо отвечал: "Было дело..." Потом еще долго смотрел на фотографии. Неторопливо, бережно укладывал все в шкатулку и ставил ее на полку в переднем углу. И все. Мы могли только догадываться о том, что нужно пройти человеку, чтобы иметь эти ордена, и эти страшные отметины войны на лице и теле. Был он родом из деревни Кулебенки, откуда и отец мой - земляки ближние. Как-то в праздник после стопки горькой Семен Максимович рассказывал о том, как проходила "сортировка" раненых перед помещением в госпиталь:"Делили нас на два потока - налево и направо. Налево уносили безнадежных - умирать, направо - лечит, значит жить. Доктор, как Бог на земле, долго надо мной стоял и думал, а потом махнул рукой направо..."Даровав тем самым окровавленному бойцу жизни еще больше четверти века. Глядя сейчас на пожелтевшую от времени справку №923 из госпиталя №242 г. Вологды, в которой написано: "В боях за соц. Родину кр-ц 5-П-НКВД, тов. Пинегин С.М. был тяжело (подчеркнуто жирно дважды) ранен сквозным осколочным ранением" - невольно думаешь, что же мог испытывать тот военный доктор, который делил бойцов на страшные два потока, и что чувствовали бойцы в пропитанных кровью грязных бинтах, ожидая решения доктора? Никто не даст на этот вопрос ответа... Вернулся домой Семен Максимович с легоньким, почти пустым вещмешком, 1-й группой инвалидности и орденом Красной Звезды. Второй раз вернулся, ведь и финскую войну он всю прошел. Встретила его жена, Аполлинария Федоровна, одна - умерли ребятишки от голода, двое их было... А потом тяжелая послефронтовая жизнь, беспокойная  работа у кузнечного горна, да верстака, смерть жены в 1957 году, и остался Семен Максимович один с тремя малыми детьми. С божьей, да людской помощью всех поднял, хотя, ох как тяжело было.В 1970 году уже с неба Бог определил солдата в поток налево...

Войну прошел и до работы жаден был.

Дядя мой, Александр Егорович, прошел всю войну, ранен был много раз. Человек щедрой души и редкой доброты. До работы жаден был, себя в ней не жалел. Ему даже на перекурах спокойно не сиделось, что-нибудь да делал. О войне рассказывал много, о друзьях своих, о том, как голодали в окопах, как ели протухшую конину, как Кенигсберг брали...О себе - мало, скупо. А ведь знал я хорошо, что он в рукопашном бою бывал неоднажды. Орден Красной Звезды и боевые медали - подтверждение тому. Война застала его на Тихоокеанском флоте, а с 1942 - Ленинградский фронт (кстати сказать: щедро полита ленинградская земля кровью вятских мужиков - многие там воевали) и до 1945-го. Носил он в теле своем несколько осколков - память о фронте. Однажды, после долгих моих уговоров, позволил потрогать один из них на шее, чуть ниже уха. Под кожей четко прощупывался зазубренный край железа. Дядя Саша осторожно отстранил мою руку и, улыбаясь, сказал: "Тихонько, не нажимай, артерия там близко. Потому и ношу этот "сувенир". День Победы, помнится, главным праздником был для него. И в снах к нему, знаю, возвращалась война. Просыпался ночами, курил, а потом долго заснуть не мог, ворочался, вспоминал. Умер в 1977 году, на 55-м году жизни. До Дня Победы две недели не дотянул...

Опять весна на белом свете.

Остался нынче на весь Сунской округ один ветеран той, уже далекой войны - В.А. Мамаев, дядя Вася, сосед через дорогу. Уже в прошлом году в День Победы на местах для ветеранов сидел он в одиночестве. На фронт попал в 44-м. Участвовал в освобождении Польши, дошел до Праги, довелось и в Эльбе искупаться. Посчастливилось солдату встретиться на фронте со своим отцом, Александром Митрофановичем. Тот воевал с 1941 года, уже в четырех танках горел, но жив остался. Пять минут, не более, удалось поговорить им, спешила танковая колонна на Прагу. Встретились по-настоящему уже дома, после Победы.Совсем недавно собиралось стариков -ветеранов на митинг 9 Мая к памятнику в центре села много. А сейчас - "иных уж нет, а те далече..." Как будто страница жизни перевернулась. Многие из фронтовиков хотя и вернулись домой, но ушли из жизни рано. Ничего бесследно не проходит, а война особенно. Как -то услышал я в разговоре двух богомольных старушек фразу:"Бог-от, он кого любит, того вперед и забирает..." Наверное, в этом есть доля истины. Видно, здорово он любил фронтовиков. Но не легче от этого живым, потерявшим близких и любимых.

Нет сегодня с нами ст. лейтенанта, командира пулеметной роты И.А. Пинегина, который до конца жизни в груди своей осколок носил, полученный под Сталинградом. Нет спокойного и рассудительного Г.М. Пинегина, связиста, корректировщика огня артполка, прошедшего Северный Кавказ, Сталинград, Киев. Давно ушли из жизни Г.И. Овсянников, В.А. Суслов, Г.М. Возженников, братья И.А. и И.А. Лобановы, бравый балагур и весельчак А.И. Лялин, да разве всех перечислишь! Я и не задавался такой целью. Не хочу и того, чтобы выглядели земляки мои некими безгрешными святыми. Нет, у каждого из них, как и у всех нас, были свои слабости и пристрастия. Все мы под одним небом ходим. И выпивали фронтовики, и повеселиться умели. Все было. Бог им судья, но не мы. Светлая им память - всем, кто ушел. Здоровья и счастливой старости тем, кто встречает нынешний День Победы.

С.Г. Чирков, 2003 год.

   

Пашенька.

Все называли её Пашенькой, эту сухонькую подвижную старушку. Жила она в стареньком, присевшем от времени домике, буйно заросшим сиренью и черёмухой, почти на краю села. Была со всеми ласкова и приветлива. Небольшой ухоженный огород был обнесен со всех сторон изгородью из жердей. Техникой обрабатывать землю она не пускала, всё делала вручную. Одевалась в длинные темные платья и плотно обвязывала голову платком. Жила Пашенька со старой-престарой Ольгой Алексеевной, которая давно уже не ходила и почти совсем  потеряла зрение. именно она была хозяйкой этого домика, давно оставшаяся одна, без мужа. Был у нее сын Борис - полный медлительный мужчина, живший где-то на Урале и изредка приезжавший навестить мать. Относились к Пашеньке в селе по-разному: кто безразлично, многие пожилые женщины - с большим уважением, а кто и посмеивался над ней. Была она в свое время монашкой в монастыре и прожила там значительную часть жизни. По ее рассказам, родители отдали ее в монастырь ребенком, лет в 10-11. После отчего дома монастырская жизнь была тяжела: молитвы да работа. Несколько раз убегала и возвращалась домой, но после наказаний возвращали беглянку назад, пока не смирилась с монашеской кельей.                                                         В сталинское время угодила Пашенька за свою веру в Бога вместе с другими в лагерь за колючую проволоку и что там пережила и  увидела - об этом не говорила, а только плакала тихо и шептала молитву. Рассказывала, что молилась о своем спасении Николаю Чудотворцу, и свершилось чудо: освободили ее как раз в день этого святого.

Вернулась в родную деревню в Фаленском районе, но отреклась уже в душе от мирской жизни... Ещё в лагере дала она себе зарок: молить Бога о прощении за грехи свои и людские, не выходить замуж, а помогать слабым и немощным. В Суну ходила она в церковь, которая дольше других служила, здесь же часто работала по найму. Жили тогда единолично, и она нанималась пахать и сеять, подолгу работала в ближайших деревнях, особенно осенью, когда жали рожь. Работу делала споро и ладно. Вот тогда и познакомилась с Ольгой Алексеевной, а потом перешла к ней жить.                                                                                                                                                                                                                                       В годы гонений на церковь и верующих жить и верить в Бога было далеко не просто. Проблемы возникали самые неожиданные: от отношения начальников-самодуров до настоящей травли и оскорблений со стороны хулиганов и воинствующих атеистов разного рода. Но стойко Пашенька несла по жизни свой крест. Верующие люди были еще тогда, хотя никто этого не афишировал так, как делают  многие это сейчас, когда  все в одночасье сделались верующими, крещеными и православными. Помню, что перед религиозными праздниками приходило ей много писем и открыток с поздравлениями, причем иногда из очень далеких городов. Приезжали и приходили к ней такие же старушки, а по вечерам из окон ее домика слышалось пение молитв. Пели очень слаженно и красиво, на несколько голосов, а из переднего угла с иконами слабо освещал избенку свет свечей и лампады.

В святые дни надевала Пашенька на голову какой-то чепец с накидкой, опускающейся на плечи, и обходила усадьбу с молитвой, обрызгивая все святой водой. В домике у нее было очень скромно, только самое необходимое, но везде и во всем чистота и порядок. Многие дети из Суны, в том числе и автор этих строк, да и не только, были крещеными Пашенькой, потому-что женщины - матери, несмотря на всю агитацию и пропаганду, шли на это, хотя и старались  огласке не придавать. Ольга Алексеевна прожила долго, благодаря усилиям и заботам Пашеньки. Не стало её где-то в 70-х. Никогда Пашенька не слушала радио, не смотрела телевизор, не позволяла себя фотографировать, хотя электричество в доме было, но только для освещения. Летом часто ходила в лес, любила собирать грибы и ягоды. Был даже в ближнем лесу "Пашенькин" малинник (так мы его называли), к которому из лога по горе были прокопаны ею аккуратные ступеньки. Возвращаясь из лесу, всегда несла она вязанку хвороста. Отдыхая,  по пути садилась и читала какую-то книжечку со знакомыми для нас буквами, но непонятными словами, которую позволяла посмотреть и полистать. но я не помню случая, чтобы с кем-то она спорила или навязывала своё мнение о Боге, о религии. Видимо, жизнь научила её крепко держать язык за зубами. иногда при общении с ней приходилось удивляться: столь неожиданные открытия я делал для себя. Однажды на мой вопрос: "Как здоровье?" - она вдруг ответила, махнув рукой: "Какое уж здоровье...Лежу весь день, как Обломов..." "Как кто? - не поверил я своим ушам. - Ты что, про  Обломова знаешь?" "А кто его не знает?" - был ответ. А я в то время как раз был один из тех, кто толком про Обломова и не знал...

Все мы ходим под Богом. Радуемся жизни, горюем в горе и при неудачах. Растим детей, молимся за них, иногда молимся за себя, просим Бога простить нас за грехи наши, убеждая, что неосознанно все вышло, понимаем при этом, что убеждаем прежде всего себя, ищем себе оправдание и находим... Это уж как водится... И не знаем, и не дано нам знать, где аукнутся грехи наши, а говоря точнее - где, когда мы решим, что беда наша нынешняя - за грех тот послана... А если невмоготу становится - тогда вспоминаем мы о Боге, вспоминаем и про заповеди, и про исповедь, и про людей, которые молятся за нас и вымаливают прощение...                                                                                                                                            Пашенька прожила долгую жизнь, правда, до 100-летия не дотянула. Умерла тихо, незаметно для многих, как и жила, стараясь не привлекать к себе внимания. А через день или два после похорон вдруг обвалилась крыша у её осиротевшей избёнки, чего она так боялась в последние годы...

С.Г. Чирков

   

Юбилейные даты!!!

Новости

Приглашаем выпускников на 175-летие Сунской школы!

Встреча состоится 27.06.2014 года.

Программа празднования юбилея:

1. 17.00 - молебен в храме Воскресения.

2. 18.00 - экскурсия по школе.

3. 19.00 - торжественная часть в доме культуры.

4. 21.00 - дискотека в парке "Берёзовый рай" (за ДК).

Юбилей села - 320 лет, 28.06.2014 года!

Начало в 11.00.


   

Страница 6 из 13

СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»
СПК ПЗ «Новый»

Новость дня

А кому оно надо???
    15 мая 2018 года в деревне Мусихи Зуевского района состоялось мероприятие, в котором принимали участие Мурзина А.Г. - заместитель главы администрации района по с...
Поделись с друзьями:
Сейчас 18 гостей онлайн